Fotini

Gender:
Female
Longevity:
5 years 10 months
Posts:
208
Sympathies:
339

Torrent stats
Автор: LetsGetStarted
Переводчик: я
Рейтинг: NC-18
Персонажи: Джек и Джей
Саммари: Когда Джек знакомится в баре с парнем и случается «лучшая в его жизни ночь», он уверен, что больше они никогда не увидятся…
Предупреждение: мат и гей-секс

18+

- Думаю, его папа великан.
Джек выглядывает из-за газеты, не донеся свой тост с изюмом до рта, и удивленно приподнимает бровь.
- А? – весьма выразительно реагирует он на слова своего шестилетнего сына.
- Я сказал, - повторяет Реджи, закатывая свои ярко-зеленые глазенки, - его папа, наверное, великан.
- Дружок, ты меня запутал, - произносит Джек и сворачивает газету, полностью обратив свое внимание на сына. У него складывается впечатление, что ему понадобятся все его серые клетки, чтобы расшифровать последнее сообщение Реджи. – Чей папа?
- Мистера Палеки.
- Кого-кого?
- Я же уже тебе рассказывал! Нашего нового помощника учителя, - ворчит Реджи, всем своим видом выражая смирение с необходимостью иметь дело с такой очевидной тупостью.
- Мистер Палеки? – повторяет Джек, и хмурится, пытаясь рассортировать те обрывки информации, которыми его закидывал последние недели сын. Он вроде бы выуживает какое-то упоминание о помощнике учителя, и глубокомысленно кивает. – Даже боюсь спрашивать, но отчего ты решил, что его отец великан?
- Потому что он высотой футов десять, а может и двенадцать! – отвечает ему Реджи своим самым лучшим «вот тупица!» тоном, как будто Джек себе ботинки обделал. Мальчик заталкивает в рот полную ложку кокосовых хлопьев и, когда он продолжает свою речь, кусочки пережёванных хлопьев летят изо рта в разные стороны. – Думаю, тебе надо все записывать, пап.
- Зачем? – удивлению отца нет предела.
- Миссис Олсен говорит, что когда стареешь, то все забываешь, поэтому она все записывает. Может и с тобой то же самое. Или я могу для тебя все запоминать! - радостно кивает сам себе Реджи и делает большой глоток молока, оставляя над верхней губой белые усы.
Пару минут Джек смотрит на сына с открытым ртом, а потом, расплывшись в улыбке, благодарит его за то, что тот так серьезно относится к ухудшающейся памяти отца в его таком преклонном возрасте. Взглянув на часы, он сует последний кусочек тоста в рот и относит тарелку в раковину.
- Дружище, нам пора. У меня сегодня утром важная презентация и надо быть на работе пораньше. Ты уже обулся?
- Ага! – кричит из коридора Реджи. Он уже в пальто и стаскивает свой портфель с вешалки.
- Ну вот, почти готов, - улыбается Джек, оборачивая шарфик вокруг шеи сына и надевает такую же шапочку. Потом, смеясь, он как обычно натягивает шапочку ему на лицо, на что сын возмущается, а отец говорит, что лучше, если никто не видит твоего лица. В итоге Реджи хватает отцовскую шапку и тоже натягивает тому на лицо.
- Ладно, давай в машину маленький гигант, - говорит Джек, и, покачивая головой, смотрит как его сын, этот небольшой ураган, выскакивает из дверей и, спрыгивая с крыльца, несется к машине. Неуемная энергия сына никогда не перестанет удивлять его. Закрыв дверь дома, Джек отпирает машину и дожидается пока Реджи не усядется на сиденье, и только затем сам садится за руль.
- Ок. Все взяли? Портфель – есть, обед – есть, ребенок… а-а-а, я забыл ребенка!
Джек улыбается, когда с заднего сиденья раздается веское:
- Пап, ты в курсе – мне уже шесть?
- Да ты что!? – притворно удивляется Джек и, заводит двигатель, направляясь в центр, к школе.
Втиснувшись в малюсенький просвет между машинами, Джек вытаскивает Реджи на тротуар и запирает авто. Быстро вбегая в помещение с холода, они останавливаются у комнаты мальчиков. Джек помогает сыну снять и повесить пальто, предварительно проверив, что шапка, перчатки и шарф надёжно спрятаны в карманах.
- Ладно, приятель, - Джек опускается рядом на корточки, они пожимают друг другу руки и стукаются кулаками. Жест, который они используют последние три месяца, после того, как серьезный шестилетка заявил, что он уже слишком взрослый для поцелуев на глазах у всех. Как и само заявление сына, так и это холодное рукопожатие для Джека, словно нож в сердце, но это хоть какой-то компромисс.
- И не забудь – я сегодня буду поздно, так что тебя заберет домой бабушка.
- Не забуду, - снисходительно отвечает Реджи, и маленькой ладошкой гладит Джека по щеке. - Я же не такой старый как ты, помнишь?
- Глупый я, глупый, - вставая, Джек, ерошит золотые кудри завивающиеся над ушами Реджи, к великому отвращению сына. – Хорошего дня, и веди себя хорошо с бабушкой. Ты спать, наверное, уже будешь когда я приду, так что увидимся утром, малыш!
- Пока, пап! – кричит Реджи и влетает в класс. Затем, подумав, бросает через плечо: - А я все равно спрошу у него про папу-великана!
***
- Джек, да ладно тебе, чувак! Время возлияний! – В двери офиса показывается голова Криса, начальника его отдела, и по совместительству лучшего друга, со зловещей ухмылкой на лице.
- Мне еще надо доделать кое-что по проекту Моргана, - не поднимая глаз от бумаг на столе, отвечает ему Джек.
- Джек! – строго смотрит на него Крис, и накрывает ладонями папку с бумагами, склоняясь над столом. – Я твой босс и я приказываю тебе, что настало время выпить! Мы все потрудились над проектом Моргана и нет там уже ничего, что надо доделывать, ты, чертов перфекционист! Закончили! Поднимай свой зад и тащи его с нами в бар! – он, улыбаясь, машет перед носом Джека карточкой American Express. – Сегодня шикуем!
- Мне правда нельзя, - нерешительно протестует Джек. – Мама осталась с Реджи и…
Дальнейшие его слова прерывает Крис, поднимая руку.
- Я уже позвонил Донне, и она согласна, все равно там останется, - сообщает он.
Джек удивленно поднимает брови и ошарашенно спрашивает:
- Ты звонил моей маме? Тебе что, двенадцать?
- Заглохни! - Крис обнимает Джека за шею и вытаскивает из кабинета. – Тебя отпустили погулять, так оторвись по-полной! – Подмигивая другу, он нажимает на кнопку вызова лифта в конце коридора. – И это, между прочим, слова твоей мамы, чувак.
Улыбаясь, Джек позволяет затащить себя в лифт к остальным членам их команды. Он понимает, что имеет в виду его друг – тот беспокоится, что у Джека никого нет рядом после ухода Сары. Наверное, он прав. Сара оставила после себя огромную пустоту, а Реджи, их сын, ее и не знал. Но себе Джек пообещал, что для него Сара навсегда останется живой. Так он и пытается жить.
***
Джек встретил Сару в колледже, и они стали друзьями не разлей вода с того самого момента, как он споткнулся о выпавшие из ее рюкзака книги, стоя в столовской очереди. Несмотря на все их различия: он открытый гей, а она, ну, она - нет. В общем, их связь крепкая как была с самого начала, так только крепчала с годами. Сквозь череду бесчисленных бойфрендов, как с ее стороны, так и с его; через церемонию вручения дипломов и дальше. Хотя все и ожидали, что в конечном счете их пути разойдутся. Но они знали,что этого не случится никогда. И Сара часто шутила о том, что, если не найдет своего мистера Правильного к двадцати пяти годам, то она заставит Джека сдать сперму. Таким образом, у нее мог бы быть прекрасный ребенок с его красивыми зелеными глазами и ее стильным вкусом. Он, конечно же, смеялся, выпивал еще один стакан вина и соглашался, что он был бы только счастлив сдать свою сперму, но с условием, что у ребенка будет ее решительность и его задница.
В двадцать три Саре диагностировали опухоль головного мозга. Он прошел с ней через все операции и химиотерапию. И никогда он так не гордился ею, как в то время. Она высоко держала голову и все время улыбалась, даже когда ее маленькое тело, напичканное химией, съеживалось над унитазом. Но это была Сара. Она просто играла теми картами, которые ей сдали.
И ей даже повезло – она очистилась, и жизнь снова стала нормальной. До тех пор, пока за три недели до ее двадцатипятилетия, Джек не нашел ее лежащую на полу в ванной без сознания, а из ее носа хлестала кровь. Рак вернулся. Вдвое больше, чем раньше. И врачи ничего не могли поделать, кроме как бомбить его химией и радиацией. Чтобы выиграть ещё немного времени.
Сара тогда вытерла Джеку слезы, усадила его рядом в их традиционный пятничный киносеанс с вином, пиццей и старомодными фильмами, и рассказала, что до самой первой операции она сохранила свою яйцеклетку, на случай если рак вернется. Так что, не будет ли он против сейчас сдать свою сперму?
Сначала он ничего и слышать не хотел, ничего не хотел обсуждать. Потому что обсуждение этой темы означало, что он понимает – ребенок это значит нет никакого лечения, а если нет лечения, значит она не выживет. А это он не готов был принять. До тех пор, пока она не посмотрела ему в глаза и не сказала:
- Я в любом случае умру. И я бы предпочла умереть зная, что из этой развалины получилась жизнь, и нет никого в мире с кем я бы хотела сотворить эту жизнь и кому бы могла бы ее доверить, кроме тебя. – Она снова вытерла ему слезы и нежно поцеловала. – Я знаю, что ты способен на это, Джек. Я тебе свою жизнь доверила.
Все доктора в один голос кричали, что они спятили, и что Сара даже забеременеть не сможет после всей той химиотерапии, через которую прошло ее тело. Джек только улыбался – они не знали Сару так, как знал ее он. Ничего такого в мире не было, чего бы эта женщина не получила, стоило ей только достаточно сильно захотеть. Он сдал сперму, ею оплодотворили ее яйцеклетки и пересадили ей в матку. С первой же попытки они оба зависли над двумя полосками, проявившимися в тесте.
Она держалась сколько могла. Очень хотела увидеть своего сына. Даже имя ему выбрала. Но на тридцать четвертой неделе впала в кому. Три недели спустя провели операцию и ему вручили краснолицего и морщинистого сыночка. Малыш сердито размахивал своими кулачками, словно знал, что жизнь в этом мире ему придется начинать без матери.
Два дня спустя, когда Джек кормил Реджи на кровати у Сары, она открыла глаза, протянула руку и маленькие пальчики ухватили ее за указательный палец. Она удовлетворенно улыбнулась Джеку, во взгляде появилось облегчение. Потом закрыла глаза, и ее не стало.
***
- Ну, ты выходишь или нет? – спрашивает его Крис, придерживая двери лифта.
Джек моргает, и выныривает в настоящее.
- Веди меня к пиву, - говорит он другу, и закидывает руку ему на плечо.
***
Джек пьет третью бутылку пива, придавленный с двух сторон Крисом и Сэнди, миниатюрной симпатичной художницей из их команды. Ему хорошо, он чувствует опьянение и очень рад, что согласился прийти. Он уже совсем забыл как надо расслабляться, и сейчас наслаждается хорошим вечером.
Сэнди вдруг склоняется к нему и шепчет в ухо, если этот громкий крик можно назвать шепотом:
- Тот парень у барной стойки не сводит с тебя глаз уже пятнадцать минут.
Поднимая голову, он встречается взглядом с самым прекрасным на свете представителем мужского пола.
- Ч-ш, - шипит Джек и чувствует как стремительно краснеет. – Нет, - и принимается увлеченно сдирать этикетку со своей бутылки. – Он красивый и мной никогда не заинтересуется.
- У тебя что, дома зеркала нет что ли, Джек? – фыркает Сэнди и хватает его ладонями за щеки, складывая ему губы «бантиком». – Ты же гребаный красавчик каких мало, друг! Черт, да если бы ты был геем, я бы тебя здесь же на столе разложила!
- Ты хочешь сказать, если бы ТЫ была геем, - поправляет Джек девушку, и шлепает ее по рукам.
- Именно так я и сказала. А ты пьянее, чем я думала, - замечает глубокомысленно Сэнди и кивает. – Кажется, у меня пиво кончилось, – добавляет она, осушая бутылку в руке. – Будь джентльменом, поухаживай за дамой.
Джек вздыхает и закатывает глаза.
- Сэнди, я не пойду к бару, так что тебе не удастся надо мной посмеяться, - шипит он сквозь зубы, не поднимая глаз.
- Дорогуша, я подниму тебя на смех прямо здесь, если ты не утащишь свою прекрасную задницу к бару прямо сейчас, - ответила ему Сэнди, и ее голос с каждым словом становится все громче.
- Ладно, ладно, - бормочет Джек, и выбирается из кабинки.
Он не может поверить, что его-таки заставили это сделать! Уже так давно он не пользовался своими приколами для съема, что они, наверное, давным-давно устарели. А чтобы уж в постель кого затащить… Тут ему вообще инструкция понадобится.
Отчаянно стараясь не глазеть на обтянутую джинсами задницу парня, Джек продирается сквозь небольшие группки людей и опирается на барную стойку. Искоса он посматривает на профиль соседа по стойке, и чувствует как член в штанах дергается, а язык присыхает к нёбу. Из заднего кармана он вытаскивает двадцатку и зажимает в пальцах – так можно побыстрей привлечь внимание бармена.
- Знаешь, а она права.
Джек вспыхивает от этого голоса, который его словно укутывает, и по позвоночнику пробегают мурашки.
- Простите? – едва выдавливает он из себя.
- Ты охренительно красивый.
Джеку становится совсем жарко, когда он поворачивает голову и натыкается на пристальный взгляд карих глаза.
- М-м-м, спасибо, - бормочет он, остервенело теребя двадцатку в пальцах.
- Прости, но здесь хорошая акустика. Уверен, она хотела сказать это шепотом. – И парень протягивает Джеку ладонь, улыбаясь. – Джей.
Беря его длинные пальцы в свои, Джек нервно сглатывает, когда чувствует, как между ними словно искра пробегает.
- Джек. Приятно познакомиться, Джей.
- Можно тебя угостить? – спрашивает Джей, и его пристальный взгляд не отрывается от лица Джека. Эта темноволосая малышка абсолютно права. Он никогда не встречал таких красивых, и настолько же стеснительных людей с внешностью кинозвезды, как этот парень, стоящий перед ним. – Обещаю, я не кусаюсь… если только не попросишь… и меня заверили, что сумасшествие передается только через поколение.
Джек фыркнул, и расхохотался в голос в первый раз за все время как Сэнди погнала его из-за стола.
- Ну, что ж, и тебе полезно знать, что от моей склонности к убийствам не так легко избавиться.
Ему с трудом верилось, что он флиртует впервые за… за хрен его знает сколько лет! И было что-то такое в том, как Джей запрокидывает голову назад и искренне хохочет, от чего у Джека внутри что-то ёкает. А он и думать забыл, что у него есть чему там ёкать!
- Я все равно попытаюсь, - уже спокойно улыбнулся ему Джей.
Стараясь отвести взгляд от щек Джея, где от улыбки расцветают такие призывные ямочки, в которые Джеку до ужаса хочется нырнуть языком, ему приходится прокашляться, прежде чем ответить, кивая:
- Я буду «Корону». Присоединишься, хм, к нам?
Джей дает знак бармену и заказывает пиво для Джека, Сэнди и себя.
- Если только ты меня за руку будешь держать. Что-то меня беспокоит взгляд твоего товарища.
Джей передает деньги бармену и забирает сдачу.
Из-за плеча, Джек замечает убийственный взгляд Криса, направленный на Джея, и смеется.
- Не волнуйся о мамуле. Она лает, но не кусается.
- Как-то сомнительно, - смеется в ответ Джей, и идет следом за Джеком в кабинку.
- Ребята, это Джей, - говорит Джек, и называет имена своих друзей. Все теснятся так, что им вдвоем хватает места с краю.
- Привет, Джей, - улыбается Сэнди, и толкает Джека локтем.
Джек округляет на нее глаза, надеясь, что девушка не сильно его смутит своими шуточками, а то она уже хорошо набралась. Его прошибает с головы до ног, когда он чувствует, что Джей плотно прижимается к нему бедром и чуть не разливает свое пиво, когда ощущает легкое дыхание на своей щеке. Джей нагибается и что-то шепчет ему в ухо. Господи, парень всего-то сел рядом, а у Джека уже практически стоит!
- Что, прости? – смущаясь, выдавливает он. Ему совсем не хочется, чтобы Джей понял, что он не слушает, а полностью сконцентрирован на его мужском запахе, ударившем в нос. И судя по ухмылке, Джей, все-таки, именно так это все и понимает.
- Я сказал, - снова бормочет Джей ему в ухо, и губы легко щекочут ушную раковину. – Ты часто сюда ходишь?
Джек улыбается, но изо всех сил пытается игнорировать этот шелковый голос, от которого аж пальцы в дорогих ботинках поджимаются.
- Теперь понимаю, почему ты у бара один сидел. Если это все, на что ты способен…
- Боюсь, ты не выдержишь, если я буду работать в полную силу, - и Джей, приподняв хитро бровь, смотрит прямо в эти обалденные зеленые глаза.
Джек судорожно сглатывает, когда понимает, что именно скрывают эти несколько слов, и его желудок переворачивается. Ради бога, Джек! - яростно нашептывает ему внутренний голос. – Парень, ноги в руки – и вперед! Когда еще тебе подвернется такая удача? А он такой секси! Вы никогда больше не увидитесь. Всего одна ночь, чувак!
- Я могу тебя удивить, - тянет он, как надеется, сексуальным шепотом.
Глаза Джея вмиг темнеют, и он наклоняется к нему снова.
- У меня дома есть «Корона». Это недалеко…
И специально не заканчивает предложение, зависает над ним, ожидая реакции. Он смотрит, как Джек допивает пиво, ставит бутылку на стол и несмело улыбаясь, произносит:
- Пошли.
Джек не обращает внимания на взгляды, что бросает на него Крис, и даже не замечает, как Сэнди поднимает оба больших пальца вверх. Он просто идет с Джеем к выходу. И по-прежнему не верит, что это происходит с ним, и он собирается это сделать. Но ведь что-то есть в этих глазах, и - О, боги! - в том, как под джинсами движутся эти шикарные бедра. Нечто такое, от чего хочется выкинуть нахрен все предупредительные знаки, и хоть раз подумать о себе!
- Такси.
Джек очухивается от голоса Джея, раздающегося у самого уха. Чужое дыхание опаляет шею.
- Прости, задумался, - улыбается он.
- Рад, что вернулся, - нежно шепчет Джей и толкает его в припаркованное рядом такси. – Потому что мне потребуется твое безраздельное внимание.
Дорога занимает минут десять, но пока они добираются до маленького одноэтажного домика с небольшим крылечком, Джек уже готов из кожи вон выпрыгнуть. Каждая выбоина на дороге становится причиной прикосновений ноги Джея, и к концу поездки Джек представляет из себя буквально обнаженный комок нервов, жаждущий разрядки.
Никто из них не произносит ни слова, пока идут к дому. Однако, в воздухе определенно потрескивают электрические разряды, когда Джей выуживает из кармана ключи и открывает дверь.
- Входи, - дергает он плечом и, переступая порог, пошире распахивает дверь. – Я только пиво принесу, - бормочет он, и закрывает её за собой, после чего бросает ключи на столик. – В стакане? – Вежливо интересуется он, подходя к Джеку и, склонив голову, пристально изучает это явно гибкое тело, спрятанное под деловым костюмом.
- М-м-м, - мычит Джек, и нервно сглатывает. Его язык змейкой выскальзывает изо рта и облизывает, высохшие под этим горячим взглядом ореховых глаз, губы.
- Возьму все, что у тебя есть.
- Я так не думаю, - тянет Джей, совсем сокращая расстояние между ними. Теперь он может ощущать каждый вдох Джека своей кожей. – Потому что у меня есть ты, а я делиться не люблю.
- еб@ть… - выдыхает Джек, прежде чем может себя остановить. Он закрывает глаза в момент, когда чувствует чужие пальцы на своем затылке. Слышит хриплое Джея:
- Всему свое время.
И его губы накрывает чужой рот. Он выдыхает прямо в поцелуй, а его руки начинают жить своей жизнью: одна беспорядочно шарит по груди Джея, вторая зарывается в мягкие волнистые темные локоны. Губы Джея оказываются такими как выглядят – чувственные, теплые и мягкие. Они осторожно дразнят, а нежный язык влажно скользит и просится внутрь. И Джек его впускает.
- Боже мой! – задыхается он, после того как Джей отвлекается от его губ и движется вниз по шее. Его длинные пальцы тянут за волосы, и Джек откидывает назад голову, открывая к своей шее лучший доступ.
- Я хотел это сделать с той самой минуты как увидел тебя сегодня, - рычит Джей, прикусывая зубами щетину Джека. – Ты такой охуенный.
Он проводит руками по спине Джека, и прихватывает своими огромными ладонями ягодицы, притягивая того к себе еще ближе, так близко, что они ударяются бедрами.
- Я ничего и никогда так не хотел, как сейчас хочу забуриться в тебя до самого основания, - шепчет он в нежную кожу. – Чтобы ты кричал и умолял меня разрешить тебе кончить.
- Ох, бл@дь, да, - хрипит в ответ Джек, и позволяет увести себя к спальне. По дороге они срывают одежду друг с друга и, наконец, останавливаются в метре от огромной кровати Джея в одних боксерах. Джек жадно оглядывает мускулистую грудь Джея и льнет к нему, желая прикасаться к этой медовой нежной коже. Мышцы этого здоровяка дрожат под гладкой кожей, стоит только дотронуться к ней языком. Джей стонет, когда Джек языком кружит вокруг светло-коричневого соска, затем засасывает его и прикусывает набухший комочек.
- Джек, - сипит Джей сквозь зубы, и, ухватив короткие волосы, снова набрасывается на его губы. Не отрываясь от изучения каждой округлости и впадинки во влажной темноте рта, Джей укладывает Джека на кровать и накрывает собой.
- Пожалуйста, скажи, что ты боттом, - шепчет он в мягкие полные губы и трется своим горячим и крепким стояком о такой же твердый член Джека.
- А-х-а, - подтверждает Джек, массируя мышцы спины, наслаждаясь ощущением гладкой кожи в своих пальцах. – Бог ты мой, ты такой классный на ощупь. – И он поднимает бедра, и прижимается к бедрам Джея. – Давно уже не было… - признается он, и смущенно отворачивает лицо. Однако, крепкие пальцы удерживают его за подбородок, он резко вздыхает, и его голову снова поворачивают.
Заглядывая в подернутые страстью зеленые глаза, Джей ласково улыбается и целует его.
- Со мной тебе нечего бояться, малыш. Я все сделаю как надо, поверь.
И он снова принимается вылизывать рот Джека, затем спускается на шею. После он дразнится, касаясь то языком, то прикусывая зубами, набухших сосков, до тех пор пока Джека не начинает бить крупная дрожь.
Ко времени, как Джей добирается до члена, Джек думает, что позорно кончит, как малолетка раньше, чем его язык коснется возбужденного органа. Он отчаянно скулит, а Джей сначала вбирает в рот прямо через трусы, и только потом снимает их и отбрасывает в сторону.
- Твою ж мать! – вскрикивает Джек, когда Джей проводит языком по всей длине стоящего колом члена, и кружит, едва задевая кончиком головку. – Дже-ей, пожалуйста, - хнычет он, когда тот забавляется, и словно котенок лижет и посасывает ствол.
- Скажи мне, - хрипло просит Джей, поднимая голову, чтобы заглянуть в расфокусированные зеленые глаза. – Давай, малыш, скажи.
- Отсоси мне, пожалуйста, просто отсоси мне, - выстанывает Джек выгибаясь дугой, когда Джей полностью берет в рот. – М-м-м-м… боже… не останавливайся…
Он чувствует, что долго не продержится, потому что Джей сосет как порнозвезда, и его яйца уже так поджались, что можно почувствовать их в его глотке.
- Охренеть, Джей! – и когда палец Джея проникает в его дырочку, он издает такой высокий звук, что Джейми Ли «Королева Визга» Кёртис могла бы им гордиться. - Ох, да, ох ты ж мать твою, да…
Джей тут же поднимает голову от члена и нежно улыбается.
- Кончи для меня, малыш. Хочу тебя попробовать на вкус.
И он проталкивает второй палец вслед за первым, нащупывает тот самый заветный бугорок и сильно на него нажимает, одновременно снова насаживаясь ртом на член. Ощущая приятную тяжесть чужой бархатной плоти на языке, получая от этого удовольствие.
- Джей, о, боже, я кончаю…
Джек дрожит от налетевшего на него, словно товарняк, оргазма, выстреливая горячей солоноватой жидкостью прямо в чужой рот, громко вскрикивая от того, что головка его члена упирается прямо в глотку, и Джей все глотает.
Он высасывает все досуха, затем приподнимается, и приносит Джеку в поцелуе его же собственный вкус.
- Ты готов принять меня, малыш? – ласково шепчет он, ставя засос на такой нежной коже Джека.
- Хочу тебя внутри, Джей! - в ответ тот вцепляется Джею в волосы, и скрещивает ноги в лодыжках на его пояснице. – Пожалуйста! Хочу тебя чувствовать!
Дергаясь в разные стороны, Джей выскальзывает из своих боксеров, склоняется над Джеком и, между поцелуями, умудряется вытащить из верхнего ящика тумбочки смазку и презерватив.
- Не могу дождаться, когда почувствую тебя вокруг себя, - бормочет он, обильно смазывая пальцы, и скользя ими в извивающегося под ним Джека, медленно разрабатывая вход, пока внутрь не проходит и третий палец.
- Сейчас? - отрывисто спрашивает Джей, закрыв глаза от ошеломляющих ощущений, которые приносят ласкающие его руки Джека. Сам отчаянно стараясь сдержаться и не кончить раньше времени. - Можно? … о, боже … пожалуйста, Джек, можно?
- Давай. Давай сейчас.
Спина Джека выгибается и он громко стонет от наслаждения, когда Джей входит в него и так плотно, так хорошо заполняет. На кончиках нервов словно зарождаются искры и они вспыхивают в тот момент как Джей начинает долбиться в него. Ведь он почти с каждым толчком своей головкой достает прямо по простате.
— Сильнее, Джей! Боже мой, ты так глубоко… - он открывает глаза и смотрит прямо в лицо Джею.
— Ты такой узкий, - хрипит Джей. Его дыхание прерывистое. По спине стекает пот. – Так классно, Джек… бл@дь, так классно. Ты такой классный, втягиваешь меня в себя, держишь внутри.
Он целует Джека глубоко и мокро. Они словно трахают друг друга языками в такт движениям бёдер. Ноги Джека крепко обвивают Джея за талию, словно тот не хочет отпускать парня.
- Малыш, я сейчас кончу…
И он кричит, а оргазм собирается где-то внизу живота, и вот все его нервные окончания взрываются одновременно.
- Дже-ек!
Джей выплескивается горячо и сильно внутри лежащего под ним парня, запрокидывая далеко назад голову, пока его сотрясает от экстаза. Кончив, он аккуратно выходит, и наваливается на Джека сверху, уткнувшись лицом куда-то в плечо, и, ощущая как его крепко обнимают сильные руки.
- Ни фига себе, - выдыхает он, наконец, и целует Джека в шею и челюсть. – Это было офигеть как!
- Я знаю, что такое офигеть, но тут было охренеть, - бормочет Джек, и найдя губы Джея берет их в захват, рукой ласково зарываясь в мягкие волосы. Его взгляд падает на часы — уже два часа ночи. Он приподнимает голову Джея, и еще раз целует его в губы.
- Извини, но мне пора.
- Что? – Джей неверяще трясет головой, и опять лезет с поцелуями. – Нет. Останься со мной.
- Не могу.
Он просто до смерти желает остаться, но прекрасно знает, что не может. Ему надо к сыну. О котором никак не расскажешь, потому что как только это сделаешь, то в глазах сразу же появится безразличие, потом он порвет к черту твой номер телефона, просто поблагодарит за прекрасный вечер и вызовет такси. Поэтому все просто:
- У меня ранняя встреча, так что реально надо добраться домой и хоть чуть-чуть поспать.
- Ладно, - и Джей опять его целует. – Только пообещай, что завтра вечером придешь ко мне на ужин.
Пока Джек одевается, он подтягивается и берет с тумбочки блокнот с ручкой, записывая свой номер телефона.
- Вот мой мобильный. Позвони завтра и мы договоримся.
- Конечно, - нежно целует эти мягкие губы и понимает, что никогда он не позвонит. Он не готов к обычным отношениям. – Пока.
И Джек напоследок смотрит на этого прекрасного парня, раскинувшегося на белых простынях, с этой темной шевелюрой и прилипшими ко лбу влажными от пота прядями. Потом закрывает за собой дверь.
***
- Ты еще тут? – Крис просовывает голову в дверь кабинета Джека. – Уже три часа, приятель. Разве у тебя не назначена встреча с учителем Реджи в три тридцать?
Джек глядит на часы и громко ругается.
- Да, родительское собрание. Сейчас закончу и поеду.
- Езжай сейчас же, придурок, - Крис качает головой. – А то опоздаешь. Боже, Джек, я думал постельные танцы пошли тебе на пользу. А эффект вроде как обратный получился.
- Замолкни, - рычит на него Джек, хватая свой пиджак и ключи. – Отлично я ухожу, но только, чтобы не слушать твои причитания.
Внизу он забирается в свой автомобиль и направляется к школе Реджи. Уже прошло три недели с тех пор, как он покинул дом Джея, и выбросил телефон этого здоровяка. Но Крис прав. Он должен быть поспокойней после той замечательной ночи с прекрасным незнакомцем, но, вместо этого, получается еще больше ощущает свое одиночество.
Не то, чтобы Реджи не является источником радости в его жизни, о, еще каким. Он и не помнит как это жить без своего сынишки, но время проведенное с Джеем показало, что он действительно теряет не имея никого рядом. И не то, чтобы он может как-то это теперь изменить. Он выбросил номер телефона Джея, и не может вспомнить его адрес, потому что всю дорогу в такси практически горел от страсти. Так что, Джек помещает этот эпизод в ментальную папочку "лучшие ночи моей жизни" и возвращается к привычному старому доброму распорядку своей жизни.
У школы ему чудесным образом везет, и он находит свободное парковочное место, несмотря на большое количество приехавших родителей. Он идет в класс к Реджи и, проведя рукой по своим коротким волосам, глазами выискивает своего сына.
- Джек?
Он замирает на мгновение, услышав этот незабываемый голос, и оборачивается.
- Джей? – с огромным удивлением спрашивает он. – Ты что здесь делаешь?
- Пап! Я уже думал ты забыл! – взволнованно кричит, и затем виснет на его руке Реджи.
- Привет, дружище, - Джек наклоняется, и берет сына на руки. – Как я мог забыть. Я все записал, как ты меня научил.
- Папа? – Джей переводит недоуменный взгляд с Реджи на Джека и обратно.
- Ага! – Реджи обнимает отца за шею. – Это мой папа!
- Ты не позвонил, - внезапно говорит Джей и его карие глаза встречаются с зелеными напротив.
- Нет… не позвонил, - отвечает Джек, глядя исключительно на Реджи.
- Он, наверное, забыл записать, поэтому и не вспомнил, - с умным лицом дает ответ Реджи.
- Дружище, а давай ты выберешь мне свои картинки, а я потом их посмотрю? – просит сына Джек, явно не желая, чтобы тот оказался свидетелем их разговора. Он ждет пока мальчик не убегает, и оборачивается к Джею.
- Слушай, я хотел позвонить, правда. Но по личному опыту знаю, как только оказывается что у тебя ребенок, то тебя внезапно никто не зовет на свидания - ты ведь идешь в комплекте - а вопреки расхожему мнению, немногие геи желают становиться отцами.
- Спасибо, что не дал мне шанса отказать тебе, - насмешливо говорит Джей, скрещивая руки на груди и поднимая бровь. – Так уж получилось, что я люблю детей. Сам был таким.
- Был таким? – повторяет за ним Джек и, обиженно выпячивает губу, включая модус «ничего не знаю». – И, вообще, что ты здесь делаешь?
- Я тут, можно сказать, со своими друзьями, - неопределенно отвечает Джей. – Послушай, - он оглядывается, и подходит ближе к Джеку, улыбаясь. – Ты мне очень понравился, и я очень хотел с тобой еще встретиться, и уже даже не мечтал, что когда-нибудь увижу… Почему бы нам не начать все сначала? Как тут все закончится, мы бы сходили куда-нибудь выпить по чашечке кофе, а парню взяли бы мороженое, а?
У Джека внутри распускается что-то теплое и пушистое. Он согласно кивает.
- Хорошо. Звучит отлично. Мне надо встретится с учителем Реджи и потом мы свободны до конца дня.
Он чувствует, как щеки наливаются краской, стоило Джею мельком пожать его плечо, и опускает взгляд.
- Пойдем уже, пап! – кричит ему с другого конца класса Реджи. – Наша очередь. У нас миссис Олсен и мистер Палеки!
- Скоро увидимся, - тихо говорит Джек, направляется через весь класс к сыну, и они вместе заходят в угловой кабинет учительницы.
– Здравствуйте, миссис Олсен, приятно снова увидеться, - улыбается он пожилой женщине за столом, и пожимает ей руку.
- Мистер Эйз, всегда рада, - отвечает ему женщина, и берет в руки папку Реджи. – Надеюсь, вы не будете возражать, но я хотела бы, чтобы наш учитель-практикант мистер Палецки тоже присутствовал. Он уже работал с Реджи в классе, знает как мальчик учится. Если это для вас не проблема, конечно.
- Все нормально, - Джек просто сияет. – Реджи не устает говорить об этом мистере Палецки.
Миссис Олсен кивает, и улыбается, взглянув на дверь.
- Трудно поверить, но он с ними нашел общий язык. Он прекрасный учитель. Проходи, садись, - говорит она кому-то за спиной Джека. – Мистер Эйз, это наш…
- Палеки, Джей Палеки, - раздается сзади тягучий техасский акцент, от которого у Джека отвисает челюсть. А рядом с миссис Олсен присаживается Джей, и наглым образом ему подмигивает.
- Так это… вы загадочный мистер Палеки? – едва дыша, спрашивает Джек.
- Вообще-то, Палецки, но дети придумали свой вариант, - улыбаясь поясняет Джей, и подмигивает Реджи. – У вас отличный сын, мистер Эйз. Вы можете им гордится. Ну, если у вас есть вопросы…
- У меня есть один! – взволнованно выкрикивает Реджи, подскакивая на стуле.
- И какой же? – спрашивает Джей, обращая полное внимание на мальчика, хотя ничего не может с собой поделать, но под столом дотрагивается своей ногой до ноги Джека. И едва сдерживает смешок, когда видит, как краска заливает лицо Джека за любопытство своего сына.
- А ваш папа – великан?
нравится это
Profile PMOffline
Display posts:    

Current time is: 08-Dec 18:01

All times are UTC ± 0



You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot vote in polls in this forum
You cannot attach files in this forum
You cannot download files in this forum
Яндекс.Метрика Гей каталог BlueSystem.Ru Голуби - только интересные гей-сайты!