Fotini

Gender:
Female
Longevity:
5 years 10 months
Posts:
208
Sympathies:
339

Torrent stats
Размер: мини
Пейринг: Брайан, Джастин
Категория: слэш
Жанр: драма, десфик, апокалиптика
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Они договорились встретиться в Буффало - в чёртовом Буффало, кто бы мог подумать! - в каком-то занюханном мотеле. Потому что больше нигде не было свободных мест.

Открой меня

Это было вчера.
Началась вся эта история в 9:03 вечера 7 января. Ровно две минуты спустя — в 9:05 — произошло девяносто три — ни больше ни меньше! — самоубийства во всем штате. Один штат, две минуты, девяносто три мешка для трупов. Конец, который всегда предсказывали, но никогда четко не видели, наступил. Ученые оказались не в силах объяснить, что произошло и почему обычно темное ночное небо окрасилось в красный цвет.
Люди начали прижимать к груди Библию в 6:04 утра, потому что накануне, в 9:03 вечера 7 января, было объявлено, что пришел конец света.
***
Впервые услышав об ЭТОМ, он захохотал.
— Ты же, бл@дь, издеваешься, да? Ты что, реально веришь во всю эту хуйню? — он фыркнул, приподняв брови и невнимательно слушая Майкла на том конце провода. — Майки, ты чересчур наивен!
Положив трубку, он продолжал смеяться, покачивая головой и срезая шкурку с яблока.
***
Впервые услышав об ЭТОМ, он находился в квартире на Шестой.
Его детство — то, в котором он не искал себе взрослых мужиков, бедра, губы и трах, много траха — состояло как раз из ЭТОГО: НЛО, Отпущение грехов. Он читал про ЭТО книжки, смотрел фильмы, и ему никогда не надоедало.
Но потом он вырос.
И черт его знает сколько соплей, простуд и Рождественских праздников спустя он смотрел спецвыпуск новостей, и ЭТО мелькало на экране его телевизора. Он внимательно смотрел на ЭТО каждую секунду, пока его сердце не начало глухо стучать в висках.
А когда вместо слов о террористической атаке на экране появились часы, ведущие обратный отсчет — блядский обратный отсчет! — он бросил кисть в грязную воду и принялся шарить вокруг в поисках своего мобильника.
***
Забрав с собой яблоко, он пересек комнату, поскрипывая каблуками по натертому паркету. Кусочек за кусочком он отправлял яблоко в рот, и лезвие ножа каждый раз оказывалось опасно близко к его носу.
Звонок раздался как раз в момент, когда он встал на первую ступеньку, ведущую в спальню. Он вздохнул, слизнул сок в уголке рта и только потом вернулся к своему столу, заваленному бумагами.
— Кинни, — ответил он, откусывая яблоко и делая вид, что не в курсе, кто звонит, словно и не звучала особая мелодия звонка.
Это звонил Джастин. И он прекрасно об этом знал.
— Брайан? — спросил Джастин — нью-йоркский Джастин — как будто кто-то кроме Брайана мог бы ответить по его личному мобильнику. Словно Джастин ожидал услышать кого-то другого. Брайан поднял брови, покрутился на одной ноге, осматривая комнату, пока взгляд его карих глаз не остановился на белой шторе. В трубке Джастин вздохнул и спросил:
— Ты… Что… Ты знаешь, что происходит?
Брови Брайана сошлись, словно завязались в узел, как и его желудок. Яблоко, уже покрывшееся коричневым налетом, плюхнулось на край его всегда безупречно чистого металлического стола, оставляя пятна сока.
— О чем ты, мать твою, говоришь? — спросил он тихо и требовательно — все, что он только когда-либо мог требовать у одного единственного человека. Человека, который, как он всегда знал, когда-нибудь исчезнет из его жизни. Рано или поздно все может случится.
Брайан двинулся к пульту от телевизора.
— Не знаю! Ни хера я не знаю, Брайан! — Джастин шипел в трубку, и Брайан мог слышать, как тот в спешке перекидывает вещи с места на место. — Это звучит по-идиотски, но ты что, не смотрел новости? Это крутят по каждому чертовому каналу! Что-то там… Что-то про Землю и....
И…
Я так, бл@дь, напуган!
Телевизор замерцал, и во весь экран засветились электронные цифры.
10:11:33
У Брайана внутри все сдавило уже к полуночи 8 января.
Это не важно — если ты мертв, то ты мертв.
***
И вот уже сегодня.
Стук как начался, так и не прекращается.
— Майкл! — орет он, дергая ручку. Закрыто. — Открой эту ебаную дверь!
Открывает ему не Майкл, а Хантер. И это Хантера — с широко открытыми глазами и растерявшего весь свой сарказм — толкают внутрь квартиры, тот отшатывается от руки Брайана на своей груди.
Брайан спешит через весь дом, через гостиную, где на каминной полке стоят две урны с прахом, в кухню, где бледный Майкл, прислонившись бедром к облупленным краям стойки, яростно трет ржавые пятна в раковине.
— Майки, — шепчет Брайан.
Его руки обнимают Майкла за плечи, пальцы прикасаются к холодной коже под короткими рукавами футболки.
Они оба не произносят ни слова. Потому что впервые Брайан просто не знает, что сказать.
«... но я хотел распылить его пепел! Не мог бы ты меня, бл@дь, отпустить, Брайан?!»
После этого Брайан не может найти слов. Ни слова не шепчет в ответ.
***
Обратный отсчет.
Все аэропорты закрыты. Самолеты приземлились и оставили пассажиров в штатах, городах и поселках, которые те даже не думали посещать в своей жизни… оставили их умирать без своих любимых. Все аэропорты закрыты. Поэтому Джастин берет напрокат машину, которых осталось так мало и которые теперь стоят больше двухсот баксов в час.
Джастин прекрасно понимает, что оплатить эту машину никогда не получится.
Они договорились встретиться посередине — в чёртовом Буффало, кто бы мог подумать! — в каком-то занюханном мотеле, потому что больше нигде не было свободных мест.
Брайан, прежде чем вскочить в свой «корвет», долго обнимает Майкла, подставляя плечо, поддерживая друга, ведь Бен все-таки не устоял против болезни, а Деб уже давно ушла. Только потом он прощается и уходит.
Беспорядки вспыхивают, не успевает Брайан отъехать от Питтсбурга на двадцать минут. Глаза у него слипаются, но он их не закрывает — смотрит, как огонь расползается по обломкам зданий и прозрачный зимний воздух наполняется белой пылью.
Беспорядки вспыхивают, но Брайана это не колышет.
Он звонит Линдси и Гасу, когда пыль уже начинает просачиваться в его автомобиль, как бы плотно он не попытался закрыть окна. Частицы пыли заставляют его голос хрипеть, а глаза слезиться и краснеть от напряжения, с которым он всматривается в ночь. От этого все кажется неизменным — последний песочный штрих для мира, уже давно нуждающегося в таком перекрашивании.
Гасу он говорит:
— Мы скоро увидимся, сынок, — потому что не знает, что еще можно сказать. Не знает, что сказать, чтобы мальчик перестал хлюпать носом и чтобы не вылазил из-под стола.
А вот Линдси он вообще ничего не говорит. Не понимает, как можно описать словами то, как он чувствует пыль, застывшую у него во рту. Он бы отдал ей свою ногу или локоть, но не может этого сделать из-за лимита оставшегося времени.
Он прерывает разговор, когда слезы опасно собрались в уголках глаз. Резко жмет на клаксон — ряд машин впереди дергается и останавливается.
***
05:53:09
Пыль превращается в мокрый снег, и он прикрывает все, усыпанное пылью, белым. Белое, серое и голубое. Джастину очень хочется запечатлеть эти цвета навечно, но он не может этого сделать, так как руки буквально трясутся на руле. Он выискивает едва мерцающие, но все еще работающие огни мотеля в кромешной тьме.
По улицам уже бегают бродячие животные — в основном, собаки, в ошейниках, с аккуратно пристегнутыми именными табличками. Среди криков и воя слышны звуки выстрелов. Время от времени сквозь хаотичную тишину в его мозгу прорываются отрывки из Библии, что выкрикивает на углу улицы некое существо.
Он чувствует удар той биты каждый раз, когда поворачивает голову влево, и не важно сколько ударов он получает — это все равно ничего не изменит.
Боковым зрением Джастин выхватывает в снежной пелене мотельный знак — наконец находит то, что ищет.
***
Один раз он почти съезжает с дороги, когда гудрон начинает пузыриться и трещит, превращая разделительные полосы в не что иное, как в бело-желтые лужи, гладкие и скользкие для передних колес его машины. Падает снег, он хрустит и шипит, а улица слизывает его со своей поверхности, как малыш лижет мороженое. Она позволяет ему шипеть и пузырится, но черный гудрон быстро его впитывает в себя.
Пальцы Брайана дрожат на руле. Он думает, что не попрощался; о времени; и о том, почему это он перестал верить Майклу, после стольких-то лет. Когда перестал? Он думает о том, почему он вообще перестал во что-то верить.
Он смотрит в беззвездное небо и понимает.
***
05:01:01
Покрывало на кровати в сине-зеленых блеклых цветах, толстое и тяжелое, как свидетельство того, что семидесятые действительно когда-то были.
(Десятилетие, сохраненное в учебниках истории — учебниках истории! — которые вскоре будут уничтожены. Всё вскоре станет не чем иным, как простым временным отрезком в период распада человечества).
Джастину интересно, а что случится с этим раритетом, если он стряхнет на него снег со своих волос. Ему интересно, потому что он все-таки знает, что ни секунды от этого действа не останется ни в одном документе.
Его потряхивает, и он ложится на покрывало сверху. Холодно, хоть тело и прикрыто одеждой; веки опущены, но в жизни его глаза настолько открытыми не были. И он старается, пытается изо всех сил не слышать весь этот разваливающийся вокруг него мир, но ничего не выходит. Не получается, потому что он слышит далекий вой сирен скорой помощи; слышит обезумевших людей, наполняющих когда-то пустые улицы.
Джастин недоумевает — зачем мародерам дорогая электроника? Вещи, которые к утру превратятся в ничто, будут расплавлены в пепел и жижу? Утро наступит, и он в этом уверен, даже если забыть, сколько времени было при последней проверке обратного отсчета; отсчета, который будет тикать и тикать вплоть до последнего мгновения его жизни...
***
Тогда-то все и случилось.
— Как дела? Занят сегодня?
— Да просто хожу тут по барам. Ну, знаешь — «Мальчик-игрушка», «Мясной крюк»...
Смех.
— «Мясной крюк»? Да ну? Тащишься от кожи?
— А то!
— И куда ты шел?
— Да никуда особенно.
Брови взлетают вверх, губы растягивает ухмылка.
— Я могу это изменить.
05:00:31
Он оббегает все номера по очереди, разыскивая нужную дверь, прижимая ладонь к двери, пока глаза привыкают, и он видит — все не то; опять не та, бл@дь, дверь!
Он уже позабыл, что снег сыпется ему за шиворот. Снег из его детских снов, что превратился теперь в кислотный кошмар, что по-настоящему жжет его кожу. Все, что он помнит, все, что может сейчас помнить — это дверь, с позолоченным номером, закрытая на ключ. Он не помнит об окровавленном цементе и о раке. Единственное, что он знает — эти две цифры.
Его кулак сжимается, и он принимается стучать; стук превращается в удары, удары — в грохот; пока суставы не начинают кровить и болеть; пока дверь не открывает Джастин, впуская его. Глаза у Джастина огромные и полные слез.
— бл@дь, — шепчет Брайан.
Потому что только это соответствует моменту, когда он, спотыкаясь, вваливается в комнату и, задыхаясь, обнимает Джастина. Тот хватается за его бока, отступая внутрь, прижимая руки к теплой коже.
Лицо Джастина крепко впечатывается в шею Брайана, ресницы трепещут на недавно горевшей коже. Джастин ничего не шепчет, и Брайан просто прихватывает его затылок, пробегая пальцами по соломенным волосам.
***
04:58:03
Он начинает плакать, когда ощущает пальцы Брайана за ушами. Волосы нынче длиннее, чем были пару-тройку лет назад, и темнее, чем обычно. Брайан тоже вжимается лицом в шею Джастина и впитывает в себя запах старого одеяла; слышит скрежет зубов между быстрыми вздохами Джастина.
Одежда отброшена на край кровати и сползает на красный ковер на полу, и если бы не ЭТО — блядское ЭТО! — Брайан бы разворчался и остановился бы, слез с Джастина и поднял с этого мерзкого пола свою лучшую рубашку. Но все по-другому. Это не какая-то обычная ночь, когда он не умрет в мотеле на кровати. Это конец! И все, больше ничего не случится. Вся история будет переписана набело.
Он впивается пальцами в тонкое бедро Джастина и отпускает себя.
— Брайан? — шепчет Джастин.
Его тело все еще дрожит; живот по-прежнему покрыт вязкой от пота пылью, руки сцеплены в замок на спине Брайана. Брайан качает головой и сильнее вжимается в тело Джастина; глаза закрыты; губы у самого его уха. И Джастин шепчет:
— Я так сильно боюсь.
Брайан не знает, что ответить. Не скажешь ведь: «Да не волнуйся ты так!», — потому что он сам себе так не может сказать. Вместо этого он, наоборот, старается забыть все, что следовало сказать или сделать раньше, до этого момента.
Ему следовало купить Линдси то платье, что она так сильно хотела, когда им было двадцать один; следовало позвонить Тэду, просто попрощаться, хоть он и воображал… ладно. Ему следовало повысить зарплату Синтии.
Брайан еще крепче сжимает тело под собой и старается не забывать дышать.
С ним такое уже бывало.
— Видел их лица?
Фыркает.
— О, да! Мы им устроили выпускной, какого они никогда не забудут.
Улыбается.
— Я тоже.
***
04:32:15
— Который час? — шепотом спрашивает Джастин.
Его дыхание замедлено. Система отопления уже практически сдохла, и холод начинает проникать до костей. Брайан передвигается рядом с ним, наблюдая, как пыль вздымается, поблескивая, и снова оседает.
Три тысячи ночей, проведенных в «Вавилоне», мерцают в этом воздухе; все, когда-либо происходившее в его четырех стенах, теряет значение; как скрипка, которую он никогда лучше бы не слушал.
По мере наполнения организма алкоголем, он видит себя: тот первый раз, когда он на полу над застывшим, как всегда, Майки. Навсегда. Его губы растягивает ленивая усмешка, а палец поддевает застежку ремня, кого бы он ни трахал. Буквально.
Брайан не отвечает Джастину, а тот больше не спрашивает.
Снаружи вонь бензина и крови насыщает воздух.
Самоубийственный отсчет продолжает неумолимо отбивать секунды.
***
— Цветы? Пикники? Скрипка.
— Он любит меня.
— Твой студентик с мечтательным взглядом.
— Так, как ты не можешь.
— Так, как я не буду.
***
03:59:03
— Маме звонил? — спрашивает он тихо и выпускает меж подрагивающих губ сигаретный дым. Пальцы лежат на затылке Джастина, на такой опустошенной голове.
Джастин открывает глаза и просовывает руки под Брайана. Стараясь звучать как и раньше, когда он звонил Брайану в три часа ночи из Сохо, он говорит:
— Она не помнит меня.
Пауза. Совсем небрежная.
— Медсестра сказала, что в последние недели стало хуже… Мне надо было почаще к ней приходить.
— Замолчи, — приказывает Брайан, мотая головой и закрывая глаза.
Джастин утыкается лбом ему в ключицу, кожа прохладная из-за отсутствия отопления, и липкая из-за иссушающих ночей.
От хриплого смеха голова Джастина трясется.
Смех тускнеет и затихает, но никто из них не обращает на это внимания. Джастин прижимается губами к коже и вспоминает, как та же самая защитная реакция была использована против него.
Тишина. А затем…
— Если ты мертв, то ты мертв, — шепчет Брайан, и в голосе больше усталости, чем ужаса, хотя Джастин знает — он напуган. — Может, там нам будет лучше.
***
— Я вернусь. И ты приедешь ко мне туда. Мы постоянно будем видеться.
Улыбка, не игривая, а ломаная.
— Ты этого не знаешь. Как и я. Увидимся мы через неделю, или через месяц… или вообще когда-нибудь. Не важно. Это все вопрос времени.
***
Финал.
Он крепче сжимает в пальцах запястье Джастина, вытаскивает их руки поверх замороженного покрывала, закидывает за голову, к нелепой и старой репродукции, что висит над ними.
Снаружи начинает выть сирена, оповещая о том, чего они все ждали минуты, секунды и часы. Джастин начинает дрожать и от холодного воздуха, и от ледяного страха, выворачивающего его наизнанку.
— Скажи что-нибудь, — просит он. Его дыхание вылетает холодным облачком в темноту ночи, а ведь они должны находится в теплых постелях, в совершенно разных штатах. Снег забил их окна, воздух не шевелился, окуная комнату в темноту.
Брайан выдыхает свои слова и умудряется говорить громче глухого пластикового шуршания, проникающего к ним с улицы сквозь слой снега.
— Помнишь, как ты психовал, когда я забыл зарезервировать билеты на самолет в Рождество, и они все были распроданы, и тебе пришлось торчать в Нью-Йорке до 26-го?
— Да, — шепчет Джастин, его глаза полны слез.
Голос Брайана становится жестче, он старается закончить, и слышит, как снаружи начинается отсчет от десяти до ноля — карикатура на новогоднюю ночь с криками… и телами, которые никогда не похоронят.
— бл@дь, я собирался ехать к тебе на машине после работы, — хрипло шепчет он, опаляя жаром дыхания ухо Джастина.
Тик-так, пора...
Горло Джастина перехватывает, и тогда ЭТО случается.
нравится это
Profile PMOffline
Display posts:    

Current time is: 08-Dec 17:51

All times are UTC ± 0



You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot vote in polls in this forum
You cannot attach files in this forum
You cannot download files in this forum
Яндекс.Метрика Гей каталог BlueSystem.Ru Голуби - только интересные гей-сайты!